Факторы отторжения экономикой Украины инновационно-инвестиционной модели развития

Общее состояние украинского общества сейчас можно лаконично охарактеризовать как состояние перманентного ожидания модернизации экономики и собственно государства. После широкомасштабной приватизации и поспешной либерализации общественно-экономической жизни в 1990-х гг дальнейшие трансформационные процессы в направлении углубления системных экономических и политических реформ, которые открывали широкие возможности для развития человеческих отношений на принципах гуманизма, демократии, верховенства права, неукоснительного соблюдения всеми субъектами рыночных принципов хозяйствования, к сожалению, приостановились.

Отечественная экономика все еще функционирует преимущественно на унаследованной от старой хозяйственной системы технико-технологичний1 базе, критически изношенной и морально устаревшей, а вдобавок еще и на искусственной дешевизне отечественной рабочей силы и вопиющей несправедливости в распределении доходов. Одним из величайших проявлений неэффективности такой общественной экономической системы является ее невосприимчивость к инновационно-инвестиционной модели развития, присущей развитым странам.

По данным официальной статистики, за 2000-х годов, когда экономика росла, инновационная активность промышленных предприятий должна целом понижающую тенденцию и в 2010 г. только 11,8% из них занимались внедрением инноваций (в 2000 г. — 14,8). Этот показатель особенно впечатляющим по сравнению с развитыми странами (в Японии -70-80%, в странах ЕС — 50-70%). Доля инновационной продукции в общем объеме промышленного производства у нас стабильно не поднимается выше 6-7%.

Такая маргинализация инновационной деятельности в украинской экономике, или отторжение ее той экономической системой, ситуации является, безусловно, предметом угрозы экономической безопасности государства. Консервация такой экономической системы ведет страну с ее большим потенциалом однозначно в сторону противоположную от цивилизационно развитого мира. Ресурсно-богатая страна, расположенная не в самом центре Европы, может так и навсегда остаться страной нереализованных возможностей.

Привлекает особое внимание и то обстоятельство, что руководство государства уже много раз декларировались программы и намерения перехода национальной экономики на рельсы инновационно-инвестиционного развития. В частности, была даже разработана и одобрена 10-летняя стратегия развития страны в 2004 г., принят Закон «Об инновационной деятельности», вносились поправки в ряд действующих законов по поощрению субъектов хозяйствования к инновационной деятельности. Действующий Президент страны, принимая после своего избрания в 2010 г. программу экономических реформ, громко заявил о намерениях в ближайшие десять лет вывести Украину в двадцатку ведущих стран мира. И, несмотря на все, инновации так и остаются экзотикой нашей рыночной экономики.

Конечно, эта ситуация не является безнадежной. Ее можно радикально изменить, но при условии, если: 1) в экономической системе будут наконец-таки задействованы эффективные механизмы широкого инвестирования в реальный сектор экономики, прежде всего в воспроизводство основного производительного капитала, и 2), что самое важное, если инвестиции пойдут не столько на «латания дыр», сколько на модернизацию (в широком смысле) производства и инфраструктуры.

По нашему убеждению, причины отторжения инновационно-инвестиционной модели развития коренятся в самой экономической системе, а именно в ее спотворености нерегулируемыми как следует рыночными процессами, или, другими словами, в несоответствии такой системы базовым (классическим) принципам рыночной организации экономики, прежде всего, незащищенности государством прав собственности и экономической конкуренции (создание равных условий хозяйствования для всех агентов).

Часто такое положение вещей руководители предприятий и чиновники объясняют дефицитом финансовых ресурсов, мол за перманентной финансовой нестабильности ни государству, ни хозяйственникам не до инноваций: первой никак не справиться с бюджетным дефицитом и внешними долгами, вторым едва хватает оборотных средств для расчетов с поставщиками и сотрудниками. Такое простое объяснение не выдерживает критики, если учесть, что владельцы крупного бизнеса заняты уборкой в ​​свои руки все большего количества предприятий и целых отраслей, а при этом еще и щедро финансируют политические партии, так называемые общественные организации и движения, спортивные клубы, масс -медиа и многочисленные массовые развлекательные проекты. Отношении предпринимателей меньшего калибра, то те молча соглашаются на пассивное участие в так называемых благотворительных фондах. По этой практики видно, что суть проблемы, по большому счету, не в дефиците финансовых ресурсов, а в наличии другой шкалы ценностей, более важных приоритетов и способов наращивания частного капитала.

Конечно, в целом на уровне продуцирования и внедрения инноваций в Украине негативно сказывается также состояние недофинансирования высшей школы и академической науки, который привел к упадку научной материальной базы, старения состав ученых, «утечки мозгов» из страны. Но, как во времена административной экономической системы, так и теперь научные разработки внедряются хозяйственную жизнь с большим трудом. Только теперь сместился акцент: раньше этому противодействовала жесткая плановая система, теперь — искривленная структура экономических интересов. Так, проблема состояния научной деятельности, действительно сейчас очень тяжелой, все же представляется нам производной от главной — отсутствие эффективного спроса на перспективные разработки ученых.

Трансформационные процессы, которые произошли в Украине, породили целый ряд серьезных институциональных барьеров для инвестирования в модернизацию экономики, а некоторые из этих барьеров превратились по сути в институциональные ловушки. Институциональные ловушки — это рыночные институты, искусственно перенесенные в нашу среду, формально уподобляют нашу экономику с развитым миром, а на самом деле их содержание здесь выхолощенный, или форма не соответствует своему содержанию.

Прежде всего, в результате разгосударствления и приватизации предприятия приобрели новое для себя организационно-правового статуса — юридических лиц в форме хозяйственных обществ, преимущественно акционерного типа. В акционерных обществах доминирующим владельцем, как положено, выступает не весь акционерный целом, а единоличные или консолидированные владельцы контрольного пакета акций. В противовес практике рыночно развитых стран, где собственность реально отделена от управления корпорацией (акционерным капиталом), в Украине этого не произошло. Здесь собственность, как правило, срослась с топ-менеджментом, а это значит, что основной владелец предприятия является не только главным действующим лицом на общих собраниях акционеров и в наблюдательном совете, но и фактически сам себя назначает и самовольно руководит предприятием. Если же в ходе постприватизационного перераспределения прав собственности владельцу-физическому лицу удалось еще и выстроить собственную империю бизнеса (холдинг, промышленно-финансовой группе и т.д.), то, конечно, к рулю таких предприятий были приставлены свои, лично преданные и послушные креатуры. Вот, благозвучной вывеской частных и публичных акционерных обществ в наших условиях основном царит режим собственности физических лиц, т.е. экономическая власть на предприятии сосредоточилась де-факто в руках отдельных людей, которые осуществляют полный контроль за его хозяйственной деятельностью и распределением получаемых доходов.

Из этого анализа следует далее тот вывод, что спрос на инновации теперь непосредственно определяется не предприятиями, а конкретными собственниками предприятий, частными лицами. Это также означает, что спрос на инновации теперь напрямую зависит от личной мотивации владельца-руководителя: или заинтересован он модернизировать свое предприятие, может ли он пристроил к своему предприятию еще семейные фирмы-посредники, которые снимают прибыли предприятия через механизм трансфертного ценообразования, в том числе и через оффшоры, может ли он вынашивает планы выгодно перепродать его или перепрофилировать т.д..

Развитый рынок — это конкурентный рынок, даже при том, что конкуренция сейчас приобрела модифицированных, более изощренных форм. Конкуренция — это стиль поведения хозяйствующих субъектов, когда они поставлены в условия соревнования за покупателя, отстаивания преимуществ для себя путем постоянных инноваций. И такая мотивация выстраивается, когда на рынке действительно царит равенство в доступе к экономическим ресурсам для всех, без искусственных преград со стороны конкурентов и власти. В условиях несовершенной конкуренции конкурентность рыночной среды поддерживается государством, которая призвана всеми средствами прямого и непрямого действия защищать конкуренцию: поощрять всех, кто может, к предпринимательству и жестко наказывать тех, кто злоупотребляет своим монопольным положением на рынке.

Отечественное конкурентная среда серьезно искажено, о равенстве условий хозяйствования говорить не приходится. В последнем глобальном рейтинге по уровню комфортности ведения предпринимательской деятельности, составляет журнал Форбс, Украина зависла далеко внизу, занимая 152 место среди 183 стран мира. А этот комплексный показатель, как известно, состоит из многих параметров, т.е. отражает реальное состояние инвестиционного климата и конкурентной среды.

Поэтому имеем огромные проблемы с инвестициями и инновациями. По экспертным оценкам, на отечественном фондовом рынке доля нерезидентов достигает 80-85%. Годы содержится поразительное диспропорция между организованным и неорганизованным рынком: организованный, т.е. биржевой (открытый) рынок стабильно не превышает десятой доли общего объема торгов. Очень ограниченный круг эмитентов инвестиционно привлекательных акций и облигаций. Помимо прочего, эта проблема объясняется еще и низким качеством (нерелевантности) информации об эмитентах (результаты их финансовой деятельности и инвестиционные намерения) и боязнью собственников приватизированных предприятий потерять корпоративный контроль. А непрозрачная (закрытая) структура корпоративной собственности при отсутствии независимой системы судопроизводства выгодна для мошеннических и рейдерских схем неэкономического передела корпоративных прав собственности.

У нас уже стало неписаным правилом поведения предпринимателя, для того, чтобы реализовать более-менее крупный инвестиционный проект обязательно нужно заручиться поддержкой центральной или хотя бы местной власти. Это признак того, что объективные законы рынка здесь часто подменяются патронатом государственной власти, волей и интересами чиновников. Предприниматели, которые занимаются внешнеэкономической деятельностью, не в один голос говорят о том, что серьезные экспортно-импортные потоки в нашем государстве регулируются в ручном режиме, так чтобы устранить конкурентов путем создания преференций для избранных: занижение таможенной стоимости, создание так называемых коридоров для своих фирм, отказ в предоставлении лицензий и т.п.. Конечно, такие действа приводят искажения мотиваций для действительно предпринимательской те инновационной деятельности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *